РЕГРЕССИЯ И ПРОГРЕССИЯСТАТЬИ О РАЗНОМСТАТЬИ ПО ПСИХОЛОГИИ

Путешествие в прошлые жизни в сеансе регрессии

By 02.02.2020 No Comments

Участница регрессии описывает свои впечатления, и они удивительны. Сохранен стиль автора (и он очень хорош!). Девушка прилетела на неделю в Москву из далекого сибирского города. Работа с ней была для меня как специалиста серьезным шагом вперед и поразительным личным впечатлением.

Предоставляю ей слово.

Удивительное путешествие это никак не входило в мои планы. И как, и все события этой жизни, началось как-то само собою, спонтанно и, в сущности, не имело определённой цели.
Точнее не совсем так. В то время меня очень заботил вопрос личной жизни, неопределённости отношений и намерений одного значимого для меня человека. Я не чувствовала себя ни красивой, ни привлекательной в его глазах, но почему-то он постоянно находился в поле моей всей жизни. И, как все впечатлительные барышни, я подумала, что это именно Он — «тот самый».
Если бы меня не разрывала масса вопросов, то вряд ли бы я оказалась на приемах у психологов, астрологов и специалистов по прошлым жизням.
Зачем мне понадобилось смотреть другие воплощения? Возможно, чтобы найти источник сил и ресурсы именно для себя, суметь отключиться от земных надстроек. Пожалуй, это самое ценное приобретение всей моей жизни.

I

Первый же сеанс регрессии оказался очень насыщенным.


Первым воплощением, в котором я «проснулась», было тело молодой девушки, которая работала на фабрике где-то в северной Америке в начале 20 века. Она имела опрятный и унылый внешний вид, жила как все, общалась с себе подобными. И увидела я именно тот период ее жизни, когда она была влюблена в управляющего фабрикой. У них завязался роман, он был искренне заинтересован ею. По мере развития отношений он снял им небольшую квартиру в рабочем районе, стал приходить и оставаться с ней. Через какое-то время у героини моей родилась девочка. А после этого любовник внезапно пропал, по отдельным картинкам, можно было понять, что нашёл более выгодную для себя партию. Девушка, не выдержав, одиночества и несчастной любви, умерла от чахотки. Ребёнка к себе забрали очень хорошие люди, дали девочке образование и удачно выдали замуж. А несостоявшийся отец не имел счастья в своём браке, рано умер, и законная семья его не очень-то любила. Интересно то, что целью путешествия в это воплощение был поиск первой встречи моей души с душой моего отца из этой жизни.

После этого нищего несчастного воплощения душа моя обрела новую жизнь.
Я снова родилась девочкой, но уже в состоятельной семье. Я увидела себя четырёхлетнюю, в красивом клетчатом платье. Это был Лондон, лето 1950 года, и очень яркий парк развлечений. В этой радостной обстановке всеобщего веселья спиной я почувствовала чей-то пристальный взгляд. И это была ещё одна встреча с душой моего отца (в этой жизни). Он был жирным краснощеким мужчиной средних лет. Он был хорошо одет, производил впечатление богатого человека. И по взгляду его можно было точно считать, что заинтересованность его имела совершенно определённую эротическую окраску. Мои родители в этом воплощении очень хорошо смотрели за мною. Мы почти сразу ушли от аттракционов. И пролистывая ту жизнь, я увидела, что парень-педофил плохо кончил. Его зарезали лихие люди в подворотне с целью наживы, и порочное его существование прекратилось так и не возымев разоблачения.
Эти воплощения расставили по местам то, что у меня произошло в текущей моей жизни. Если смотреть системно, то развитие душ имеет вполне определённую логику и последовательность. А главное, то, что я имею сейчас, не ощущается уже так остро.
И поступки моего родителя уже не воспринимаются столь обидными. Ему-то меньше везло.

Чтобы посмотреть, где взять силы для себя, мы нырнули глубже.

Я видела своё воплощение в мужском теле, это напоминало 17 век, российскую глубинку, возможно за Уралом… Это был очень яркий и красивый «город мастеров», слобода. Все люди там были лишь мужского пола и обладали выдающимися способностями резьбы по дереву. Они были очень добры, гармоничны и при этом не обладали гражданскими свободами и правами. Никто никуда не уезжал, ничего нового в деревню не привносилось. Я почувствовала тогда очень много творческой и красивой энергии на грани совершенства. Странно то, что  движения этой энергии не происходило. Чего-то не доставало, искры или перспективы.
Жизнь молодого человека оборвалась рано, лет в 35. Он был убит ударом по голове, совершенно неожиданно.

После этой жизни душа моя снова была рождена в женском теле. Было ощущение, что девочка никогда не была маленькой. Я увидела ее сразу взрослую, необычайно грустную, без родителей.

Только сейчас, описывая все эти картины, я могу предположить, что с этим связано мое восприятие существования мужчин и женщин, когда они не имеют пары. Когда мужчина один, он очень даже может успешно реализовываться в жизни, энергия его имеет солнечную окраску, чувства вполне радостные, но ощущение, что некуда приложить силу, нет цели… и присутствует агрессия. Когда женщина одна, ее энергия мертва и неподвижна. Окрашена в сумеречные тона, и стремится в небытие.

Ныряя ещё глубже, я нашла ту жизнь, в которой я все же была осознанным маленьким ребёнком.
Мы с отцом жили в Париже, это был 18-19 век. Со стороны было непонятно, мальчик Я или девочка. Мы жили на улице, спали прямо на улице в той одежде, в которой ходили днём. Отец чистил обувь прохожим и присматривал за мной. Матери на было, ничего о ней не знаю.
Когда я становилась старше, папа понял, что это для меня может быть опасным, особенно если его не станет. И он отдал меня в бордель. Понятно, какая там была жизнь, но зато она хотя бы уже имела свою цену. Я прожила там очень долго и поимела большой жизненный опыт.
Интересен тот факт, что в моем текущем воплощении моя мать очень опасалась, что я выберу себе именно эту профессию. Похоже, какие-то навыки проявились))

После этого воплощения я смогла попасть и в совсем стародавние времена, когда люди были тёмные, а общество жестоким.
Я видела себя тощим дедом в психушке, прикованным железной цепью за горло к каменей стене. Мне давали только воду и никакой еды. И при всем этом я не была умалишенной. И я точно знала, что закрыли меня только по той причине, что я нашла источник богатства и изобилия. Открыла суть вещей, какие-то законы, которые бы могли позволить мне иметь много денег и благ, не убивая людей, не причиняя им страдания.
Та жизнь закончилась в лесу, старик умер под деревьями на свободе, смог убежать из скорбного дома. И последнее, что он видел, это звездное огромное небо.

Еще я видела себя наложницей очень жестокого древнего царя. Он был настоящим тираном и извращенцем. Гарем его насчитывал сотни женщин, и ещё больше было тех, кого он погубил. Я видела библейские одежды и рогатые головные уборы, жуть и мрак. И посреди всего этого удивительным стало то, что я его любила, а он меня. Я прожила с ним всю свою жизнь, у нас были дети. И в любой момент я могла бы стать свободной, он позволил мне это. И уже в преклонном возрасте я просто убила себя сама. Уроком из этой жизни стало то, что любовь бывает разная, в том числе и такая.

II

В противовес первому сеансу, второй оказался намного проще, осмысленнее и ярче.
Образы и события имели более чёткую картинку и были наполнены объемным смыслом, так что приходилось как-то ставить в рамки осознанности весь поток информации.


При погружении в транс я видела период своего внутриутробного развития. Это ощущалось как нахождение в пространстве, которое постепенно ощущалось теснее и неприятнее. Интересно то, что я не ощущала себя оформленным телом, а скорее была потоком то ли воды, то ли чего-то ещё — текучего и живого. Краски сперва были тусклыми и размытыми, а потом становились ярче, будто проступали через мутное запотевшее стекло: зелёные, оранжевые, желтые. И момент рождения напоминал то, что меня выбросили. Это было именно необходимостью покинуть какое-то живое прекрасное энергетическое поле и обрести форму.
В этом воплощении я была деревенской дурочкой, девушкой-красой «не от мира сего». Я точно помню, что внешне была необычайно привлекательной. У меня были добрые родители, которые принимали меня такой, какая я есть, не осуждали, не принуждали, не требовали от меня ничего. Взгляд мой постоянно был направлен к переносице и вверх, я витала в облаках, и не было на земле и в окружающих ничего такого, что привлекало бы мое внимание. Пребывание на земле скорее для меня было вынужденным. Это вроде была дореволюционная Россия, село свободных крестьян.
Одна из местных бабок стала говорить мне, что родители не вечны, а я лишь прикидываюсь неумехой и дурой. Что краса моя померкнет, и придётся выживать совсем в других условиях. Соседи молча придерживались такой же позиции. Даже пытались сватать своих сыновей, в чем совершенно не преуспели.
Закончилось все тем, что я ушла ночью в лес, и буквально вылетела из тела прямо в космос. Деревенские решили, что меня задрал медведь, а родители вздохнули «как пришла, так и ушла. Чуть с ними побыла и хватит». Опытом той жизни стало то, что я вполне осознавала, что мне пришлось родиться человеком. Что находиться всегда в пространстве творца недопустимо, и нужно приходить на землю, и проживать опыт для развития души. На земле очень много бед, и люди не понимают небесный мир, небесные задачи
Точно помню, что после спонтанного возврата из леса на родину, в пространство Творца, меня укоряли, мол рано и зря. Душа моя была юной и непослушной. Я буквально забавлялась, шкодила и отказывалась воспринимать всю серьёзность миссии.

И следом я была возвращена в теле мальчишки, который «родился с мячиком в руке». В этом воплощении я очень любила играть и шалить. Я родилась в советском посёлке городского типа годах в 60х. Мяч был моим верным спутником и свидетелем моих приключений. Он-то и стал инструментом рока в той моей жизни.
Мяч укатился в тёмные кусты. Там меня поджидал маньяк-педофил, который жестоко убил меня. Мне было всего 4 года.
Мама ужасно страдала, она долго ещё вела со мной мысленные разговоры, она обещала, что мы обязательно увидимся ещё. Что она очень сильно меня любит, что я покинул ее слишком рано.
Хранители приняли меня с объятиями после земной смерти, и лица их были полны печали. А моя душа внезапно не просто постарела, а будто бы и состарилась. Тогда-то и появилась первая моя связь с землей и желание вернуться снова.

Я родилась на севере, в юрте среди снегов. Это был какой-то северный народ, Советский Союз. Но политика не имела на этот народ никакого влияния: как и тысячу лет назад, снег не таял, рыба в проруби ловилась, огонь в юрте горел. Последний вздох мамы моей совпал с моим первым криком, и отец грубым хриплым голосом благодарил языческих богов (больше это походило на ругательство). Я была у него одна, он меня очень любил и радовался каждому нашему дню.
По всем признакам племя его уважало, народ с ним советовался, он был шаман и Дух. Мы с ним жили долго и счастливо, пока не пришло время выдавать меня замуж. Супруга мне выбрал папа, и, думаю, сильно его припугнул, чтоб со мною обращались как подобает. Душу папы я узнала сразу. А у мужа была душа моей безутешной мамы из прошлого воплощения. Он ходил в шубе из белого косматого животного, от неё пахло папой, рыбой и кислым. Однако же доброта, которая исходила от этого человека, перебивала все самые негативные земные ощущения.
Умерла я, как и мать, в родах. Муж кручинился и ругал себя, что заморозил меня, вовремя не подкинув дрова в очаг.
Эта жизнь ещё больше укрепила меня в желании вернуться к людям.

Появление мое в следующей земной жизни было очень странным. Я была белокожим ребёнком-девочкой, и нашли меня в кустах люди из племени в южной Америке. Они были чёрными, ели других людей и очень этим гордились. Причём, поедая себе подобных, они насыщали не живот, а душу. Так вот меня нашли и хотели съесть, так как были уверены, что я упала с неба. Так оно и было в сущности, ведь родители мои потерпели крушение, пролетая неподалёку на легкомоторном самолете.
Мама родила и уползла куда-то. Отец тоже не обнаружился. Отняла меня у голодных духом цветных друзей жена вожака племени, и решила, что я буду их ребёнком кроме прочих. Меня очень любили, я выделялась в плане открытости и непосредственности. Соплеменники слегка жалели меня, называя уродливой белой обезьяной.
Когда мне исполнилось три, меня заметил взрослый мальчик, почти юноша. Ему было лет 12, кажется. Он был очень стройный, гармоничный и красивый. Он сказал, что когда я вырасту, я стану его женой. Так и вышло. Мои приемные родители передали ему статус вожака, и я стала их королевой. Кроме своих многочисленных детей мне отдавали и других в подарок. А молодые матери прикладывали ко мне своих новорожденных, чтобы приобщиться к божественности. Белая моя кожа, конечно, сильно потемнела с возрастом и загрубела. Я была светловолосой негритянкой, очень дородной, и с большими сиськами. Так я прожила с этими людьми до глубокой старости. В любви, восхищении и почете.
Таким образом земляне ещё больше вплели мою душу в свои цепкие узы.

После смерти в Южной Америке я проснулась в Китае. В крупном мегаполисе, полном таких же, как и я, узкоглазых торопливых людей-муравьев. Детство своё я не фокусировала, увидела сразу свои преклонные годы. Я была женщиной, работающей уличным дворником. Вся моя жизнь состояла только из работы от зари до зари, кратковременного сна и риса.  Была очень бедной, спала на тощей подстилке прямо на полу бетонной лачуги. У меня не было своих детей и родственников, но я заботилась о двух чужих детях — мальчике и девочке. Они очень уважали меня, были опрятными, послушными, и ходили в школу. В один из дней я пришла с работы, легла на подстилку и умерла. Дети плакали, но недолго. Они были дрессированные.
Эта жизнь научила меня, что все одинаковы — молодые и старые, красивые и уродливые, богатые и бедные, здоровые и больные. Людей много, и никто не имеет особенного значения. Приходит твой час — и ты умираешь. И все начинается с начала.

После смерти на земле в мире Творца я увидела огромную карусель, которая напоминала картотеку. Это была картотека воплощений, и можно было вращать карусель бесконечно, просматривать быстро и медленно. Сколь угодно долго, но это не имеет никакого смысла, если ты уже хоть что-то осознаёшь. Не обязательно прибегать к этому постоянно лично для меня.

Это первая часть нашей серии сеансов. Вторая часть была посвящена прогрессиям, то есть предвосхищению будущего. Продолжение следует…